07.02.2017
Разделение ответственности

Можно ли отсудить имущество, записанное на супругов

Банк "Траст" претендует на имущество жен бывших владельцев организации. Супруги банкиров могут лишиться недвижимости на миллионы долларов. Вопрос будет решать Высокий суд Лондона. В частности, внимание истцов из России привлекли замок в Великобритании и особняк на Бали. Можно ли отобрать имущество подсудимого, если оно записано на супругу? Выяснял Алексей Соколов.

Центробанк объявил о санации "Траста" в 2014 году. В крупном финансовом учреждении нашли не менее крупную дыру в десятки миллиардов рублей. Бывшие менеджеры - Олег Дикусар и Евгений Ромаков - оказались на скамье подсудимых. А вот бывшие владельцы банка: Илья Юров, Николай Фетисов и Сергей Беляев успели покинуть Россию. Они объявлены в международный розыск. Делом банкиров занимается Высокий суд Лондона. Причем иски касаются не только самих экс-бенефициаров, но и их жен. Представители "Траста" полагают, что беглецы переводили деньги и на счета супруг, оформив их как подарки. Например, только с одного офшора им были переведены $68 млн.

Теперь жены экс-владельцев банка могут похвастаться внушительным списком недвижимости, среди которой квартиры и особняки в Великобритании, дом на острове Бали, недвижимость на Кипре и даже полностью отреставрированный замок XVI века в графстве Кент. Стоимость недвижимости - 16 млн фунтов стерлингов и $5,5 млн.

Поиск подобных активов превратился в отдельный бизнес. Об этом "Коммерсантъ FM" заявил партнер "ФБК Право" Александр Ермоленко. Российское право в подобных случаях очень формально: компания банкротится, и деньги по искам получить очень сложно. Более развитые юрисдикции позволяют задать вопрос, а куда делись активы, отметил эксперт.

"Это целый бизнес. Люди, которые выиграли процессы в России, находят за рубежом конкретные активы, принадлежащие конкретным людям. Таким образом, устанавливается связь, позволяющая показать суду, что это не просто вилла на Лазурном берегу, а это вилла, которая принадлежит супруге конкретного человека, который должен по российскому судебному решению столько-то денег, - пояснил он. - Заграничные активы очень популярны. Никто заработанные, украденные или "отмытые" деньги в России не превращает в замки XVI века где-нибудь в Пензенской области".

Замка может лишиться и еще один бежавший из России в Туманный Альбион бизнесмен - бывший президент Банка Москвы Андрей Бородин. Весной прошлого года московский суд наложил на недвижимость стоимостью 140 млн фунтов стерлингов арест. Бородина разыскивают за организацию хищений, ущерб от его действий в прошлом году превысил 150 млрд руб. Шансы, что супруги экс-владельцев "Траста" тоже лишатся недвижимости, велики. Таким мнением с "Коммерсантъ FM" поделился директор аналитического департамента компании "Альпари" Александр Разуваев.

"Есть понятие ответственности основных акционеров и иногда менеджмента компании по ее долгам. Учитывая, что в международном праве часто не разделяют основных акционеров и саму компанию, шансы возместить потери "Траста" достаточно высоки. Конечно, всякие апелляции будут. Обе стороны могут хорошо платить своим юристам, поэтому свара будет. Банк сможет, по крайней мере, обратить взыскание на некоторые активы. Дело это, конечно, не быстрое, но позиции жен слабые", - отметил он.

Всего "Траст" через Высокий суд Лондона пытается возместить $908 млн ущерба, который был якобы причинен многолетними мошенническими действиями банкиров, например, выдачей заведомо невозвратных кредитов контролируемым компаниям.

Представители банка "Траст" ожидают, что судебное разбирательство в Лондоне начнется в октябре следующего года.