11.06.2019
ИНТЕРВЬЮ: "ВРЕМЯ ВСЕГДА РАБОТАЕТ ПРОТИВ КРЕДИТОРА" - ГЛАВА БАНКА "ТРАСТ"

"Траст", на базе которого создан банк непрофильных активов, недавно решил укрепить команду топ-менеджеров, пригласив на работу Михаила Хабарова из А1. О необходимых кадровых изменениях, планируемом составе правления, проблемных и непрофильных активах, найме специализированных компаний для помощи в работе с ними в интервью "Интерфаксу" в рамках Петербургского международного экономического форума рассказал президент - предправления банка "Траст" Александр Соколов.

- Главным исполнительным директором "Траста" станет Михаил Хабаров. Почему, как и кем было принято это кадровое решение?
- Михаил - профессионал с хорошим опытом управления проблемными активами. Он умеет работать с активами, которые находятся в сложной ситуации, требуют реструктуризации, альтернативного финансового решения. Поэтому мы его пригласили в свою команду. Я долго занимался этим вопросом, искал руководителя на позицию главы бизнес-блока, рад, что Михаила предложение заинтересовало. Я представил кандидатуру Хабарова наблюдательному совету банка, он ее одобрил. Сейчас он занимает позицию главного исполнительного директора, после согласования в ЦБ Михаил станет первым заместителем председателя правления - главным исполнительным директором банка "Траст".
- Были еще кандидаты на эту позицию?
- Да, было несколько кандидатов. Но не много.
- Из сферы управления активами?
- Из нашей профессиональной области.
- Какие функции останутся за вами, какие полномочия перейдут Михаилу Хабарову?
- У меня, как у председателя правления, полномочия не меняются - это полная ответственность за банк. Михаил будет курировать бизнес-блок, в частности, работу по взысканию, реструктуризации и управлению активами.
v- Будете еще специалистов нанимать? Будете ли расширять состав правления, сейчас в него всего четыре человека входят...
- Продолжим усиливать команду топ-менеджмента. Правление банка непрофильных активов по целевой модели должно состоять из семи-восьми человек.
- Почему некоторые топ-менеджеры "Траста", и вы в том числе, продолжают занимать также должности в "Открытии"?
- Я не только являюсь главой банка "Траст", но еще руковожу первым блоком банка "Открытие", вхожу в набсовет ВТБ (MOEX: VTBR), возглавляю советы директоров "Объединенной вагоностроительной корпорации" и "Интеко". - Вас это не смущает?
- Не смущает, одно дело - выполнять менеджерские функции, другое - входить в совет директоров...
- В "Открытии" я не член правления, как раз совмещать участие в двух органах управления одновременно нельзя. И председатель совета директоров - это очень даже менеджерские функции.
- Давайте об активах банка "Траст" поговорим, как они сформированы? Будет ли происходить сближение этих показателей в отчетностях по РСБУ и по МСФО?
- Есть балансовая стоимость активов - это те самые 2 трлн рублей, которые отражены в отчетности. Есть справедливая стоимость активов по МСФО и РСБУ. Отчетность банка "Траст" сейчас полностью отражает реальность ситуации в организации. Мы завершили переоценку абсолютно всех активов. Результат есть в отчетности. Почему справедливая стоимость активов по МСФО отличается от справедливой стоимости по РСБУ? Это нюансы российского и международного учетов. Сближение стандартов происходит, однако нюансы еще сохраняются, но сейчас разница составляет всего 10-15%.
- В результате в каких сферах "Траст" управляет активами?
- Отраслей много. Это строительство, производство стройматериалов, сельское хозяйство, жилой и коммерческий девелопмент, нефтегазовый сектор. У нас даже автосалон Kia есть на балансе. Спектр широкий, в контуре управления банка непрофильных активов 24 предприятия, где есть акционерный и операционный контроль. Компании с достаточно большой отраслевой дисперсией.
- Почему часть активов осталась на балансе "Открытия"?
- Сбор активов на балансе банка непрофильных активов требует инвестиций Банка России. Мы старались минимизировать объем затрат регулятора на реализацию проекта банка непрофильных активов. Те активы, которые не несли в себе финансового риска, даже если они были непрофильными для "Открытия" или Бинбанка, остались на балансе "Открытия". Эти активы не угрожают ни капиталу, ни прибыльности.
- ЦБ ожидает возвращения порядка 1 трлн рублей, или 40% от непрофильных активов санируемых через ФКБС банков. Какова recovery rate по "Трасту" (с учетом уже возвращенных активов и планов по возврату 500 млрд рублей в будущем)?
- Мы завершили оценку возвратности тех активов, которые находятся сейчас на балансе банка "Траст". Цифра утверждена в качестве пятилетней стратегии наблюдательным советом. Объем возврата по нашим активам - сумма, близкая к 500 млрд рублей. Что касается долевого показателя, я не вижу смысла расчета в процентах от активов. Есть абсолютная цифра, которую надо вернуть. В прошлом году мы получили 233 млрд рублей совокупно по балансам всех санируемых банков. Еще почти полтриллиона рублей должны вернуть с баланса "Траста" за пять лет. Плюс какую-то приличную сумму получит "Открытие" от работы со своими непрофильными активами.
- Сколько из 233 млрд рублей было возвращено именно "Трастом"?
- Порядка 50 млрд рублей по балансу "Траста" пришло.
- Привилегированные акции "Русснефти" (MOEX: RNFT) остались на балансе "Траста"?
- Да.
- То есть дивиденды получаете вы и перенаправляете их ЦБ?
- Да, мы в принципе все recovery, которое получаем, за минусом налоговых отчислений и расходов на существование банка непрофильных активов, отправляем в Банк России. В первом квартале досрочно погасили уже 38 млрд рублей долга.
- Будете ли привлекать специализированные организации к взысканию проблемных активов?
- Да, как только получим экономически выгодные для нас предложения, которые повысят уровень возврата по нашим активам. Вряд ли мы будем подобным компаниям что-то продавать. Скорее, нанимать их для помощи в урегулировании проблемной задолженности и в зависимости от полученного результата будем платить им вознаграждение. Продавать актив просто для того, чтобы потом кто-то что-то с него взыскал и получил себе эти деньги, нет, это не наша модель.
- Даже близкие к невозврату активы не будете продавать?
- Если актив невозвратен для нашей команды, поверьте, он невозвратен для всего рынка.
- Пройдут ли в ближайшее время какие-то крупные сделки по возврату активов?
- У нас каждый месяц проходят какие-то сделки, это business as usual. В этом суть нашей работы.
- Сбербанк (MOEX: SBER) в середине мая получил в залог активы Rambler Group, ранее заложенные в "Трасте". Рефинансирован ли долг группы перед "Трастом"?
- Кредит Rambler перед банком "Траст" полностью погашен. Мы получили 100%-ное погашение кредитов и начисленных процентов - все в соответствии с договоренностью.
- На какую сумму был кредит Rambler Group?
- Долг группы составлял 4,5 млрд рублей. Он гасился и обслуживался в течение 2019 года, в мае был погашен окончательно. На момент погашения в мае долг составлял 3,3 млрд рублей.
- "Траст" также является кредитором "ЮТэйра". Авиакомпания предложила уже несколько вариантов реструктуризации синдицированных кредитов - от списания 80% долга до его пролонгации на 35 лет на льготных условиях. Что-то устроило банк?
- Нас не устроили предложения, будем договариваться дальше.
- Кредиторы тоже предлагают какие-то варианты решения проблемы?
- Мы предлагаем, но пока позиции сблизить не получилось.
- Речь все же идет о реструктуризации задолженности?
- Не только.
- Какие еще варианты рассматриваются?
- Мы рассматриваем все возможные варианты будущего компании.
- Какие именно? Идет ли речь о реализации залогов? Есть ли, кстати, у "Траста" залоги по кредиту "ЮТэйра"?
- Все возможные варианты рассматриваем. Под залогом находятся двигатели, вертолеты, акции.
- Обсуждают ли кредиторы с авиакомпанией такие меры оптимизации, как сдерживание роста парка, операционных расходов?
- Это частности. Мы обсуждаем финансовую модель работы компании в целом.
- Считаете ли вы, что "ЮТэйр" (MOEX: UTAR) должна продать какие-то активы, чтобы погасить долг. Эти варианты обсуждаются?
- Компания должна гасить долг, используя для этого все возможности. Продажа части активов, безусловно, один из инструментов.
- Какие активы могут быть проданы для погашения долга? Только аэропорты (Сургут и Ноябрьск) и хендлинговая компания UTG или, например, такие существенные активы, как "ЮТэйр-Вертолетные услуги"? Могут быть реализованы эти активы?
- Почему нет? Мы обсуждаем весь спектр возможностей. Не имеет смысла концентрироваться на чем-то одном. В конечном итоге мы совместно решаем две задачи. Первая - чтобы компания рассчиталась с кредиторами или снизила свою долговую нагрузку до нормальных, управляемых значений. Вторая - желательно, чтобы бизнес при этом сохранился.
- Банк планировал номинировать в набсовет авиакомпании своего представителя, главу блока реструктуризации Дмитрия Шавеля. В какой стадии этот процесс?
- Мы номинировали. Его кандидатуру рассмотрит собрание акционеров компании.
- То есть препятствий нет?
- Есть юридическая процедура, мы ее полностью соблюли. Какие могут быть препятствия? Дальше вопрос утверждения.
- Проблемы в каких компаниях, отраслях сейчас банк беспокоят в первую очередь?
- Есть много резонансных ситуаций в разных сферах. У нас экзотический баланс. Объективно много сложных многомиллиардных кейсов, которые требуют очень интенсивного решения, потому что время всегда работает против кредитора.