07.06.2021

Глава «Траста»: диалог с заемщиками почти никогда не прекращается: это бизнес, а не обиды супругов

Александр Соколов рассказал о судебных спорах с заемщиками и о перспективах продажи "Геотека" и "Интеко".


"Траст" уже почти три года работает с непрофильными и проблемными активами санируемых Банком России кредитных организаций. О перспективах продажи "Геотека" и "Интеко", планах по реализации привилегированных акций "Русснефти", долговой нагрузке ОВК и судебных спорах с крупнейшими заемщиками в интервью "Интерфаксу" в рамках Петербургского международного экономического форума рассказал президент - председатель правления банка непрофильных активов "Траст" Александр Соколов.
   
- "Траст" в рамках продажи 9,1% ВТБ получил чуть больше 50 млрд рублей. Куда средства от продажи этого актива банк направит? Вернет ЦБ?


  - Мы все средства от продажи акций ВТБ уже направили в Центральный банк. По сути, вернули предоставленные на выкуп активов "Открытия" средства.

  - Повысит ли это запланированную на этот год сумму возврата средств Банку России?

  - Да, ровно на эту сумму. Этой сделки не было в бизнес-плане, мы рассчитывали вернуть 85 млрд рублей, а вернем 135 млрд рублей.

  - Есть ли изменения в обслуживании долга компаниями Александра Мамута?

  - Нет изменений. У нас начались судебные процессы. Стороны по-прежнему пока не пришли к каким-то взаимоприемлемым условиям реструктуризации. Нам не нравится то, что он нам предлагает, ему не нравится то, что мы предлагаем ему. Пока мы договориться не можем. Это не значит, что это невозможно в принципе. Процесс такой: не договорились еще, но будем продолжать.

  - То есть вы все равно как-то взаимодействуете и обсуждаете варианты разрешения ситуации?

  - Да, конечно.

  - Не прекратили диалог...

  - Этого практически никогда не бывает. Мы же бизнесом занимаемся, а не обидами мужа на жену, жены на мужа. Судебные споры не исключают поиск мирового соглашения. У нас нет какой-то предопределенности, чтобы конкретно с Александром Мамутом все завершить банкротством. Это один из сценариев. Как и для всех, он далеко не самый желаемый, потому что всегда мировое соглашение, если его удается достичь, экономически более выгодное. Мы не закрыли двери, ведем переговоры, встречаемся, но пока, к сожалению, стороны друг друга не могут даже не то что услышать, а убедить.

  - Но банкротство вы не исключаете, если все же не договоритесь?

  - Не исключаем, конечно.

  - Как вы относитесь к иску "Синема парка" об отзыве у "Траста" лицензии?

  - Это похоже на спекуляцию. Очень похоже на попытку сместить фокус с долга хозяйствующего субъекта перед кредитором на какие-то альтернативные зоны внимания, чтобы просто отвлечь от сути спора. Суть спора простая: есть банк-кредитор, которому заемщик должен денег и не возвращает. Все остальное вторично.

  - Компании Мамута находятся в просрочке? Они никаких платежей в пользу банка не осуществляют?

  - Они в просрочке. По "Медхолдингу" выплачивают только проценты, по кинобизнесу и игрушкам вообще никаких платежей нет. Фактически заемщик полностью прекратил обслуживание долга.

  - Какова стратегия "Траста" по работе с долгами "Открытие холдинга" (особенно с учетом того, что основной актив - АГД - отойдет ВТБ)? Долг холдинга и его структур по-прежнему порядка 450 млрд рублей?

  - Стратегия по "Открытие холдингу" не поменялась. Задолженность по ним уже под полтриллиона рублей с учетом начисленных процентов. Удивляет, на самом деле, позиция суда, который не может начать банкротство 14 месяцев. Крупнейшее банкротство за последние, наверное, 10 лет, а судебная система больше года не может его запустить. Это вызывает абсолютное недоумение. С точки зрения нашей стратегии ничего не поменялось - это банкротная стратегия с субсидиарной ответственностью всех тех лиц, которые будут признаны виновными в действиях по доведению "Открытие холдинга" до банкротства. Другого выхода, я думаю, нет.

  - Но всех активов и имущества не хватит для покрытия долга холдинга перед "Трастом"?

  - Нет, исключено. Там нет активов на полтриллиона рублей, мы в этом уверены. Мы узнаем, какие активы в принципе есть у "Открытие холдинга" детально, когда будет запущена процедура банкротства и конкурсное производство. Но я более чем уверен, что сумма активов, которые там удастся обнаружить, кратно меньше объема долга.

  - Участвует ли "Траст" в подготовке мирового соглашения по иску ФАС к "Открытие промышленные инвестиции" об оспаривании сделки с АГД?

  - Мы не сторона этого спора. Позицию определим, когда начнется процедура банкротства холдинга. Пока у нас юридической позиции нет.

  - Исполняют ли как-то компании Алексея Хотина обязательства перед "Трастом"?

  - Они в дефолте. У нас долгое время работала реструктуризация, платежи шли, пока группа была в состоянии платить. Сейчас, конечно, при таких обязательствах, прежде всего, перед АСВ, группа просто не в состоянии обслуживать долг. Мы перешли к стратегии обращения взыскания на залоги. Это просто неизбежно. Хотя жалко, у нас был хороший диалог, и готовность группы Хотина как-то выйти из этого пике. Это как раз тот случай, когда действительно заемщик хотел полностью рассчитаться по долгам. Кризис прошлого года окончательно на этом точку поставил, и общий объем долга группы, к сожалению, просто не позволяет двигаться ни по каким альтернативным сценариям, кроме как обращение взыскания на залоги и затем возвращение их через аукционы в рынок.

  - Перейдем к "хорошим" активам. "Траст" в первом полугодии 2021 года планировал продать Тимано-Печорскую газовую компанию (ТПГК). Готовит ли уже этот актив к продаже? В какой форме будет его продавать? Есть ли уже претенденты?

  - У нас есть покупатели, мы находимся в стадии структурирования сделки. Будем продавать в ходе аукциона. Самая правильная форма выхода из актива, если это не M&A, - аукцион. Это выгоднее экономически, и второй плюс этой формы в том, что она прозрачная.

  - "Геотек" пока у вас остается? Когда планируете его продать?

  - У нас на каждый актив есть аппетит к продаже, мы рано или поздно все продадим. Что касается "Геотека", вероятность того, что мы прямо в этом году сделку по продаже проведем, не очень высока. До конца года осталось не так много времени, а структурирование сделок подобного типа и размера - небыстрый процесс. Мы обычно начинаем процедуру, когда получаем хотя бы одно адекватное рыночное предложение. Если мы его получим в этом году, мы можем запустить процедуру и в этом году. Актив очень интересный.

  - Кто-нибудь уже заявлял о намерениях купить "Геотек"?

  - На хорошие активы всегда есть интересанты, вопрос цены. За не очень высокую цену выйти из актива можно быстро, но это против наших интересов. Тем более финансовое состояние "Геотека", его бизнес-модель с каждым годом становится только лучше: долг амортизируется, EBITDA растет, соответственно стоимость компании увеличивается. Компания в прошлом году заработала 1 млрд рублей чистой прибыли. В этом году мы рассчитываем, что она заработает порядка 2 млрд рублей чистой прибыли. Естественно у нас есть интересанты на этот актив, мы ведем переговоры, но это не домик продать, не среднего размера торговый центр, это сложный бизнес, сделку по продаже которого надо структурировать. Сама форма сделки может быть разная.

  - У банка на балансе остаются "префы" "Русснефти". Какие планы в отношении этих акций?

  - Мы также будем их продавать, сейчас очень хорошая конъюнктура, цена на нефть на хорошем уровне. Это очень хороший финансовый инструмент, по нему доходность - минимум 6% годовых в валюте. В структуре заложен потенциал роста, привязанный к нефтяным котировкам. Сегодня не так много инструментов с кредитным риском на такую компанию, как "Русснефть", и с доходностью свыше 6% годовых. Мы еще и дивиденды получаем. Это очень хороший инструмент, мы будем его продавать.

  - Постепенно или сразу весь пакет?

  - Пока не знаем. Мы также эту сделку структурируем. Нужно провести ряд изменений в самой "Русснефти" для того, чтобы эта ценная бумага могла быть эффективно реализована инвесторам. Будет ли это один покупатель, пул покупателей или розничный пул покупателей - этот вопрос пока для нас открыт. Будем выбирать баланс между ценой, скоростью и вероятностью той или иной конструкции. Сделка в активной фазе подготовки.

  - То есть в ближайшее время она может состояться?

  - Может произойти. Я бы сказал, что это может произойти на горизонте 12 месяцев с текущего момента.

  - Средства, которые "Траст" получает в качестве дивидендов по "префам" "Русснефти", банк по-прежнему направляет в ЦБ?

  - Мы все деньги направляем в ЦБ, за минусом издержек на наше существование. Иногда по решению регулятора направляем их на покупку новых активов у тех или иных банков.

  - Что банк планирует делать с "Интеко"? Когда рассчитываете выйти из этого актива? Есть ли у вас возможность и желание с ним расстаться сейчас?

  - Возможность есть, но не могу сказать, что есть желание сейчас выходить из актива. Капитализация компании, по консервативным оценкам, составляет 22 млрд рублей, по оптимистичным - 26-27 млрд рублей. К концу года капитализация, по консервативным оценкам, приблизится к 26-27, реальная составит примерно 32 млрд рублей. У "Интеко" по-прежнему очень хороший потенциал для дальнейшего роста. Мы продолжаем инвестировать в "Интеко", выделять средства на покупку новых участков, новые проекты. Как всегда, вопрос цены.

  - Сейчас рынок недвижимости на подъеме. Может быть, к вам уже приходили потенциальные покупатели?

  - Интересанты есть. Мы так же, как и по многим активам, ведем переговоры по "Интеко" в том числе. Просто мы ценим этот актив, за него торгуемся. Сейчас по "Интеко" нет никаких корпоративных барьеров для того, чтобы этот актив продать, вопрос цены. Мы будем просить высокую цену за этот актив, он реально очень качественный.

  - В какой стадии процесс возврата долга на 42 млрд рублей, предоставленного на строительство ТРЦ "Ривьера"?

  - Там дефолтная стратегия. "Ривьера" в залоге. Будет банкротство и изъятие залогового обеспечения. Дальше мы будем делать "перезагрузку" этого торгового центра, менять его коммерческую модель, повышать чистый операционный доход и потом продавать.

  - Банк сам будет этим заниматься или привлечет сторонних специалистов?

  - Мы думаем. Это отдельный специфический бизнес, который с учетом все еще действующих ограничений очень тяжел. Я не исключаю, что мы привлечем кого-то из профильных игроков для "перезагрузки" коммерческой модели.

  - Как обстоит ситуация с долговой нагрузкой еще одного из активов "Траста" - ОВК?

  - ОВК, по сути, попала в "ножницы" из-за текущего уровня цен на металл. Он в два раза выше прогнозного. Спрос на вагоны на фоне кризиса и снижения перевозок сжался, а себестоимость резко выросла, поэтому ОВК действительно находится в этих "ножницах". В принципе, отрасль сейчас в сложной ситуации. Мы будем, естественно, реструктурировать долги. Мы передвинули практически все платежи по кредитам с этого года на следующий. Операционный бизнес компании в хорошем состоянии. Компании просто надо дать возможность пережить эту ситуацию.

  - Выплаты по облигациям тоже хотите отложить?

  - Мы - мажоритарный кредитор. С держателями миноритарного долга мы успешно ведем переговоры по реструктуризации. Невозможно в этом году оплачивать этот долг. Цена на металл должна нормализоваться, спрос на вагоны должен вернуться.

  - Срок погашения одного из облигационных выпусков ОВК (на 15 млрд рублей) наступает в ноябре 2021 года. Будет ли этот выпуск реструктурирован?

  - Мы работаем над тем, чтобы эти платежи тоже реструктурировать.

  - Вы по-прежнему считаете, что ОВК сможет выйти на небольшую прибыль в 2021 году?

  - Да, такая вероятность есть.

  - Когда уже, по прогнозам банка, компания начнет стабильно зарабатывать?

  - Это исключительно зависит от цен на металл. Как только они упадут, нормализуется экономика компании. С операционным бизнесом все хорошо. Напомню, что за 2019-2020 год компания погасила в общей сложности с учетом процентов порядка 40 млрд рублей долга. Это - огромные деньги, то есть при нормальных ценах на металл ОВК абсолютно способна обслуживать кредиты. Нулевой финансовый результат в этом году или небольшая прибыль - это хороший результат.

  - Насколько, по вашему мнению, упадет выручка ОВК в 2021 году?

  - Она будет чуть меньше прошлого года, но не драматически.

  - Понятно, что работа с некоторыми активами продолжится за пределами 2023 года. Нет ли планов продлить работу "Траста"?

  - То, что есть ряд активов, по которым работа продолжится за рамками 2023 года, это уже медицинский факт. Юрлицо "Траст" в 2024 году, а может быть, даже в 2023 году с большой долей вероятности мы закроем. Понятно, что у "Траста" будет "наследник", которому перейдут права и обязанности по активам и обязательствам. Мне не очень хочется делать заявление, что "Траст" однозначно продолжит работу за пределами 2023 года. Оно громкое. Я бы сказал так: часть активов выходит за 2023 год, и мы с ними продолжим работать.

Ссылка на публикацию: Интерфакс