«Траст» перестанет быть банком к 2024 году
12.08.2021

«Траст» перестанет быть банком к 2024 году

Он выйдет за пределы своего пятилетнего срока жизни уже без лицензии

Банк "Траст", который занимается возвратом активов санированных банков, откажется от банковской лицензии в 2023-2024 гг., рассказал в интервью "Ведомостям" предправления банка Александр Соколов: "В стратегической перспективе такие издержки институту непрофильных активов не нужны". Планируется добровольная ликвидация банка, которая должна будет завершиться до конца 2024 г., отметил представитель акционера "Траста" – Банка России.

"Банковская структура накладывает большой объем транзакционных издержек: отдельный надзор, дополнительный учет, ежедневная сдача отчетности", – говорит руководитель "Траста". Права и обязанности по активам и обязательствам передадут "наследнику". Как будет называться "наследник", пока не известно – слова "...непрофильных активов" в названии останутся, отметил Соколов. Активы банка сейчас, согласно МСФО за I квартал, – 316 млрд руб., все обязательства в размере 1,4 трлн руб. (балансовая стоимость) – это депозиты Банка России. Вернуть их "Траст" должен до конца 2023 г.

История пока еще банка «Траст» началась в 1995 г. – в эти годы учреждены Доверительный и инвестиционный банк (ДИБ) и банк «Менатеп Санкт-Петербург», оба входили в группу «Менатеп» Михаила Ходорковского и партнеров. В 2001 г. около 30% ДИБа выкуплены менеджментом во главе с Ильей Юровым, через два года ДИБ переименовали в Инвестиционный банк (ИБ) «Траст». В это же время Юров с партнерами выкупил у Ходорковского «Менатеп Санкт-Петербург» – в 2008 г. оба банка объединились в «Траст». До декабря 2014 г. «Траст» контролировали Илья Юров, Сергей Беляев и Николай Фетисов. 22 декабря 2014 г. ЦБ ввел в банк временную администрацию (действовала до июня 2015 г.), а в апреле 2015 г. основным владельцем банка и санатором стала группа «Открытие». В 2017 г. финансовое оздоровление понадобилось уже самому «Открытию» – ЦБ забрал на санацию ключевой актив группы. В 2018 г. ЦБ решил отделить от «ФК Открытие» «Траст» и собрать на его базе непрофильные и проблемные активы трех крупнейших санированных групп – «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка – более чем на 2 трлн руб. по балансовой стоимости. Справедливая стоимость полученных активов составила 236 млрд руб. На работу «Траста» пока еще отведено пять лет – до 2023 г. банк должен вернуть ЦБ 482 млрд руб.

К концу 2021 г. размер возврата за три года составит 285 млрд руб., надеется Соколов. Правда, к уже утвержденному плану добавят дополнительный, отметил он: в декабре банку перешла часть активов от «ФК Открытие», а к концу лета на баланс должны перейти активы санированного Московского индустриального банка (МИнБ) на сумму до 32,1 млрд руб. Дополнительный план по возврату активов от «Открытия» – 64,1 млрд руб., по МИнБу размер плана в «Трасте» пока не раскрывают – активы еще не перешли. Срока жизни «Траста» до 2023 г. явно не хватит, чтобы успеть разобраться со всеми должниками и активами, признает Соколов: банк уже договорился со своим акционером, что по ряду активов продолжит работу до 2026 г. «Если завтра за актив ты получишь больше, чем сегодня, то, конечно, из него надо выходить завтра», – отметил Соколов. Но цель вернуть 482 млрд руб. до 2023 г. остается. К этому моменту банк должен завершить работу с большинством активов, отметил представитель ЦБ. Когда формировался портфель банка, ни у кого не было понимания, что в него войдет и с какими проблемами и процессами придется столкнуться, объяснил Соколов, – это было управленческое решение и общее мнение, что за пять лет можно справиться.

За пределы 2023 г. выйдут разбирательства «Траста» в международных судах. Например, в Высоком суде Лондона банк вместе с «ФК Открытие» уже больше двух лет судится с основателем O1 Group Борисом Минцем и его сыновьями, требуя с них $700 млн. В прошлом году к ответчикам прибавились бывшие совладельцы банков «ФК Открытие» и Бинбанка – Вадим Беляев и Микаил Шишханов. В ноябре 2020 г. «Траст» начал судиться на Кипре с бывшими владельцами Промсвязьбанка Дмитрием и Алексеем Ананьевыми: банк требует с них более 260 млн евро. С высокой вероятностью «Траст» не выйдет из Объединенной вагонной компании («Трасту» принадлежит 27,8%) до конца 2023 г., сказал Соколов: надо дождаться, когда в вагоностроительной отрасли нормализуется ситуация. Сложности в отрасли грузовых вагонов связаны с ростом цен на металлы с IV квартала 2020 г. во всем мире. Стальная арматура, железная руда и лом черных металлов выросли в цене более чем в 1,5 раза, рулонная сталь – более чем в 2 раза и т. д. «Траст» также пока придержит на балансе ряд объектов недвижимости, таких как ТРЦ «Ривьера» и ТЦ «Ясенево», сказал Соколов.

Не только в самом «Трасте» считают, что от банковской лицензии стоит отказаться. Подконтрольная бизнесмену и одновременно должнику «Траста» Александру Мамуту структура потребовала через суд отозвать у «Траста» лицензию. «Синема парк» считает, что банк незаконно занимается коллекторской и торговой деятельностью, используя в качестве «прикрытия» банковскую лицензию и режим санации, писал «Интерфакс»: банк не соблюдает обязательные нормативы, не ведет активные банковские операции, а план участия ЦБ в осуществлении мер по предупреждению банкротства не предусматривает восстановление нормативов. Суд структуре Мамута в требованиях отказал. «Траст» может продолжать работать как коммерческая структура, отметил его руководитель. Тем более, по его словам, в банк уже начинают обращаться коллеги с рынка с вопросом, готов ли «Траст» взять их портфель в работу: «Нам, как профессионалам рынка по работе со специфическими активами, было бы интересно работать с портфелями, переданными на коммерческих условиях». Сейчас ключевая структура на рынке специальных ситуаций – инвестиционная компания А1 Михаила Фридмана и его партнеров. Она, например, помогает АСВ вернуть активы сбежавших владельцев рухнувших банков. Последнее слово здесь за ЦБ.

Работа с непрофильными активами не является основной банковской деятельностью, говорит представитель ЦБ: банки вынуждены формировать соответствующие компетенции, нести операционные издержки, отвлекать управленческий ресурс. Также эти активы потребляют капитал, что сдерживает кредитование реального сектора экономики. Поэтому, говорит собеседник «Ведомостей», привлечение к работе с непрофильными активами организаций, специализирующихся исключительно на проблемных и непрофильных активах, в большинстве случаев более эффективно, но должно быть на рыночных условиях. А «Траст» как банк непрофильных активов был создан в первую очередь в рамках санации банков для отработки их проблемных активов, и срок его деятельности ограничен.

Существование специального института непрофильных активов под управлением ЦБ на постоянной основе вряд ли имеет смысл, считает старший управляющий директор рейтингового агентства НКР Александр Проклов: поскольку, будем надеяться, наиболее масштабные задачи по расчистке банковской системы решены. Действующие банки должны все же самостоятельно решать проблемы токсичных активов, считает эксперт, а в случае системного экономического стресса у ЦБ в арсенале есть эффективные меры, неоднократно применявшиеся в последние годы, – временные регуляторные послабления и поддержка ликвидностью.

Существование механизма, который сможет взять на себя функцию разгрузки банковской системы от плохих долгов, оправдано в случае, если их размер становится фактором системного риска, отмечает руководитель группы рейтингов финансовых институтов АКРА Валерий Пивень. Но роль «Траста» была достаточно специфической – активы, с которыми он работал, забирались у фактически заново создаваемых банков, говорит эксперт. При этом функция взыскания долгов как разновидность коммерческого бизнеса может быть реализована и обычными банками.



Ссылка на публикацию: Ведомости