30.05.2020
Минэкономразвития обновило прогноз развития российской экономики с учетом влияния пандемии COVID-19 и введенных карантинных мер. Так, согласно представленным расчетам в 2020 году ВВП страны сократится на 5%. При этом самое значительное снижение показателя, по прогнозам министерства, произойдет в период с апреля по июнь - на 9,5%.

К первому июня правительство России, согласно поручению Путина, должно представить общенациональный план восстановления экономики. В этом плане должны быть обозначены меры, которые позволят восстановить занятость и доходы населения, а также вернуть российскую экономику на траекторию роста.

Один из рисков, который должен быть учтен при разработке экономической стратегии, - волна банкротств, как это было после кризиса 2008 года. Сейчас эта проблема "заморожена" самим правительством: до октября на банкротство предприятий введен мораторий. После того как мораторий будет снят, по данным исследования Центра стратегических разработок (ЦСР), 22% кредиторов планируют инициировать банкротство своих должников.

Проблемная задолженность может запустить системный сбой на всей цепочке "производство - распределение - потребление". В первую же очередь с этим вызовом столкнется банковская система. В 2020 году доля проблемных кредитов в российских банках может удвоиться и достигнуть 20% портфеля, прогнозирует рейтинговое агентство Moody's. Причина - простой бизнеса из-за самоизоляции и последующий рост безработицы. Банк России оценивал объем кредитов, выданных уязвимым заемщикам, в 19 трлн руб. Это ссуды физлицам, малому бизнесу и компаниям из пострадавших от кризиса отраслей. Но дело еще и в том, что в российском банковском секторе есть невидимый массив плохих долгов, то есть кредитов, которые по тем или иным причинам не оценивались как проблемные, а постоянно реструктуризировались. От столкновения с таким айсбергом, скрытую часть которого можно оценивать лишь приблизительно, банковская система может если не потонуть, то серьезно пострадать. Вторая часть этой проблемы заключается в том, что многие проблемные кредиты либо недостаточно обеспечены залогами, либо обеспечены залогами ненадлежащего качества.

Вопрос работы с плохими долгами поднимался несколько раз за минувшую неделю. Сначала в Совете Федерации выступили с инициативой создания специального фонда, затем по теме высказался председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков, упомянув уже действующий механизм ЦБ - банк непрофильных активов, созданный на базе "Траста".

В 2018 году Банк России аккумулировал на балансе "Траста" токсичные активы нескольких банков, подпавших под санацию: "ФК Открытие", "Рост-банка", "Бинбанка", "Промсвязьбанка", "АвтоВАЗбанка". Основная задача "Траста", поставленная акционером, - к 2024 году взыскать задолженность и вернуть Банку России 485 млрд руб. Об эффективности этого инструмента ЦБ можно судить по консолидированной финансовой отчетности банка непрофильных активов за 2019 год: сборы от работы с портфелем проблемных и непрофильных активов "Траста" составили 108 млрд руб., а объем выплат по депозитам ЦБ -117 млрд руб.

В своем интервью РБК глава банка "Траст" Александр Соколов сказал, что банк готов брать на баланс дополнительные портфели непрофильных активов, если это потребуется. Здесь важна оговорка: банк непрофильных активов - это не банк в классическом понимании, который занимается кредитованием бизнеса или физических лиц, а организация специального назначения.

Банк непрофильных активов занимается не только взысканием долгов, важная часть его деятельности - управление активами и их развитие. Банк берет бизнес в управление, с тем чтобы увеличить его стоимость и продать по максимально возможной цене. В частности, по итогам 2019 года EBITDA предприятий под управлением банка составила около 20 млрд руб., среди крупнейших компаний в периметре банка значатся "ИНТЕКО" и ОВК, а также крупный птицеводческий холдинг. При таком сценарии компания не только не уходит в банкротство, а, оставаясь под контролем госбанка, продолжает работать, наращивает производство, сохраняет или даже увеличивает количество рабочих мест. Возврат денег не любой ценой, без социальных потрясений - вот главное отличие "Траста" от всех прочих организаций, работающих с проблемной задолженностью. При этом банк действует максимально жестко с теми, кто вывел деньги и пытается скрыться от кредиторов. Подтверждение тому - успешные судебные процессы как в России, так и за рубежом.

По словам Александра Соколова, организации удалось построить инфраструктуру, сформировать опытную команду, а также отладить все бизнес-процессы таким образом, чтобы выбирать наиболее эффективную стратегию по каждому из проектов.

С помощью этого инструмента ЦБ может дать другим банкам возможность "очистить" свои балансы и снизить давление на капитал. Разобравшись с выполнением нормативов, кредитная организация сможет наращивать кредитование бизнеса и физических лиц.

Используя опыт и функционал "Траста", можно значительно сгладить кризисные явления в банковской отрасли.