02.07.2020
Спиртовой завод «Риал» в Кабардино-Балкарии признан банкротом, говорится в картотеке арбитражных дел: арбитражный суд республики 17 июня открыл конкурсное производство. Крупнейший кредитор «Риала» – банк непрофильных активов «Траст» (куда ЦБ собрал непрофильные и плохие активы трех крупнейших санируемых банков). Долг завода перед банком составляет порядка 8 млрд руб., рассказал представитель «Траста». Платить по кредитам, которые перешли к «Трасту» от группы Промсвязьбанка, завод перестал еще весной 2018 г. У банка в залоге все имущество  спиртового завода, добавил представитель, отказавшись комментировать, оценивал ли «Траст» текущую стоимость заложенного имущества и хватит ли ее для погашения долгов. Помимо «Траста» завод задолжал 1,2 млрд руб. налогов Федеральной налоговой службе, 59 млн руб. за газ «Газпрому» и 1,3 млн руб. грузовой компании «Новотранс», говорится в материалах дела.

После того как суд ввел конкурсное производство, генеральный директор завода Ислам Абазехов отказался передавать документацию, а доступ к серверам завода заблокирован, рассказал «Ведомостям» конкурсный управляющий «Риала» Арсен Нерсисян. «Никаких препятствий в передаче документов никто не чинил, – комментирует заместитель гендиректора завода Ираида Шанкова. – Они лежат в открытом доступе в кабинетах, представители [управляющего] эти документы видели». По ее словам, управляющим переданы все печати, но «для составления акта передачи документов требуется время». Представители конкурсного управляющего «свободно перемещаются по заводу», говорит Шанкова: в первый же день они сделали осмотр оборудования, «никаких препятствий никто им не оказывает». Тем не менее, по словам Нерсисяна, прежнее руководство предприятия затягивает передачу правоустанавливающих документов, договоров, заключенных с контрагентами, бухгалтерской и иной документации.

«Риал» – крупнейший по мощности завод по производству этилового спирта в России, говорит сотрудник российской алкогольной компании, знакомый с ситуацией на рынке. Мощность завода – 60 000 дал в сутки, указано на его сайте. Самим заводом владеет кипрская Indomere. Согласно кипрскому реестру совладельцем Indomere выступает Fervine Trading Ltd, писал «Коммерсантъ», бенефициаром последней в судебных материалах указан бизнесмен Хадис Абазехов. Завод входит в группу «Риал» Абазехова (бренды водок «Риал», «Банкиръ», «Господа офицеры» и проч.). В феврале 2016 г. на нескольких алкогольных заводах в Кабардино-Балкарии прошли масштабные обыски по подозрению в уклонении от налогов. В том же году РАР приостановило у некоторых предприятий лицензии, в том числе у одного из водочных заводов группы «Риал» – «Росалко». В 2019 г. РАР приостановило лицензию и у спиртозавода «Риал», потом ограничения были сняты. Уже с января руководство «Риала» должно было остановить производство, говорит Нерсисян, и отправить сотрудников на простой, однако это было сделано только 11 июня, когда РАР опломбировало оборудование предприятия.

Первые недели конкурсного производства показали, что на заводе «Риал» учет хозяйственной и производственной деятельности велся с нарушениями, отмечает Нерсисян. Например, на заводе ни разу не проводилась инвентаризация, что является грубым нарушением учета имущества должника. Важно не допустить возникновения критических ситуаций на заводе, отмечает представитель «Траста»: производство этилового спирта является особо опасным, необходим контроль и обслуживание оборудования. «Сейчас руководство завода заняло деструктивную позицию и сознательно создает вакуум между конкурсным управляющим и руководителями производств, контролирующими оборудование», – говорит он.

Конкурсному управляющему нужна информация о деятельности должника для формирования конкурсной массы, говорит старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Валерий Зинченко: без доступа к бухгалтерским базам и документации сложно в том числе определить объем дебиторской задолженности. Отказ от передачи документов со стороны руководителя должника может быть основанием для привлечения его к субсидиарной ответственности, продолжает юрист. С одной стороны, продажа залога будет осуществляться с торгов, что теоретически должно показать его рыночную стоимость, продолжает Зинченко, но, как правило, на торгах при банкротстве имущество продается ниже рыночной стоимости.