13.07.2020
РЖД предложили продавать вагоны через схему trade-in. Как монополия добивается господдержки производителей
На железнодорожном рынке образовался профицит полувагонов, замедляющий производство инновационных вагонов с повышенной нагрузкой на ось. Для решения проблемы РЖД предложили внедрить схему trade-in, чтобы железнодорожные операторы покупали новые вагоны дешевле, с зачетом стоимости устаревших моделей. Финансировать этот механизм предлагается за счет субсидий от государства.

Стратегия описана в письме заместителя гендиректора РЖД Алексей Шило в Минтранс. Копия документа от 18 июня есть у РБК, его подлинность подтвердили два источника среди операторов. Представитель РЖД пояснил, что предложение разработано для поддержки промышленности и улучшения состояния парка вагонов на сети госмонополии. «Рынок в целом одобряет решения, направленные на стимулирование обновление парка», — утверждает он.

Представитель Минтранса переадресовал вопрос в Минпромторг

В чем суть предложения топ-менеджера РЖД

Схема trade-in широко применяется при купле-продаже автомобилей. Ее суть заключается в том, что в зачет стоимости покупаемого идет старое авто покупателя, которое он отдает дилеру. По такой схеме можно приобретать как новые, так и поддержанные модели. «В России практикуют схему trade-in автомобилей с середины 2000-х. Для авторынка механизм trade-in интересный: он и стимулирует продажи, и удобен для покупателя», — говорит аналитик «ВТБ Капитала» Владимир Беспалов.

Аналогичный механизм РЖД предлагают применить и для вагонов. Согласно письму топ-менеджера компании, операторам предлагается сдавать производителям три старых вагона (с остатком срока службы от трех до пяти лет), стоимость каждого — 500 тыс. руб. Общую сумму (1,5 млн руб.) оператор получает в качестве субсидий от государства (утилизационная премия), но потратить ее может только на покупку одного инновационного полувагона (стоимость инновационного вагона — около 3,3 млн руб., то есть субсидии хватит почти на 50%). Сами вагоностроители помимо субсидии, переданной через операторов, смогут претендовать еще на 1,5 млн руб. за каждые три вагона, если будут сдавать их в утиль.

Это поможет сбалансировать производство инновационных вагонов и вывести из сети РЖД лишние вагоны, а также снизить средний возраст подвижного состава, пишет Шило. Средний возраст парка в целом — около 12 лет, полувагонов — более восьми лет. Программу, по словам топ-менеджера, предлагается распространить сперва на полувагоны, чтобы не допустить дефицита в других видах подвижного состава.

В 2017 году государство направило на поддержку покупателей инновационных вагонов 5 млрд руб., в 2018 году субсидии составили еще 2 млрд руб. Глава Минпромторга Денис Мантуров говорил в конце июня 2020 года, что «не было необходимости» в господдержки отрасли на 2019 и 2020 годы. Но тогда он допустил ее предоставление в 2021 году.

Зачем понадобился trade-in вагонов

По данным РЖД, в 2019 году выпуск новых вагонов составил 75,3 тыс. штук в год (в том числе 35,3 тыс. полувагонов). Но за первую половину 2020-го уровень производства упал на 50%, до 15 тыс. вагонов (10,7 тыс. — полувагоны), а в 2021 году будет произведено не более 40 тыс. Как указывает Шило, ожидается резкое снижение спроса и на новые полувагоны, хотя этот сегмент занимает до половины (48%) железнодорожного рынка. Среди причин — медленное списание вагонов и даже при восстановлении экономики госмонополия ожидает сохранения их профицита на уровне 70 тыс. в год.

Избыток вагонов стал образовываться в четвертом квартале 2019 года, напоминает глава «INFOLine-Аналитики» Михаил Бурмистров. Снижение цен на ряд грузов, включая уголь, и падение спроса на европейском рынке привели к сокращению объема перевозок, поясняет он.

В результате, указывает в письме Шило, профицит полувагонов грозит снижением оборота вагонов на сети РЖД (среднее время, затрачиваемое вагоном на одну перевозку), а также повышением нагрузки на инфраструктуру, которая связана с большим числом составов на железнодорожных путях.

Операторы, в свою очередь, теряют возможность обновлять парк подвижного состава из-за низкой ставки на аренду их вагонов и снижения рентабельности бизнеса, продолжает топ-менеджер. «Ставки предоставления и аренды полувагонов уже сегодня не превышают 800–900 руб. в сутки», — указывает он. Как рассказал РБК источник среди операторов, в прошлом году ставка была вдвое выше — 1,4–1,7 тыс. руб. в сутки.

Нужна ли инициатива рынку

Бенефициарами новой программы могут стать «Уралвагонзавод» (УВЗ, на 97,48% принадлежит «Ростеху»), Объединенная вагоностроительная компания (ОВК, контроль у «Траста»), «Алтайвагон» (подконтрольный холдингу «Сибирский деловой союз» Михаила Федяева и Владимира Гридина) и RM Rail.

Объединение вагоностроителей (в их число входят ОВК и УВЗ) поддерживает предложение РЖД, но его нужно доработать, говорит представитель союза. Например, остаток срока службы вагона, который можно сдать в trade-in, установить от «одного года и более», что позволит утилизировать старые вагоны уже «независимо от возраста». Кроме того, союз предлагает ввести прогрессивную шкалу субсидий, чтобы их размер зависел от количества вагонов, единовременно сданных в утиль. Представитель RM Rail утверждает, что программа может быть эффективной, если заказчики смогут сами выбирать тип закупаемых вагонов, а не только инновационные полувагоны, как предлагают РЖД.

Сама идея trade-in интересна для отрасли, но менять вагоны с еще не истекшим сроком годности только на инновационные неправильно, уверен президент Института исследования проблем железнодорожного транспорта Павел Иванкин. «Не каждому грузовладельцу и не каждому оператору нужен под перевозку именно инновационный вагон. Это административное ограничение конкуренции», — говорит он. Вызывает вопросы и формула обмена «три вагона на один», а также цена вагонов, указывает эксперт.

РБК направил запрос в УВЗ, ОВК, на Алтайвагонзавод, а также крупнейшим операторам полувагонов — в Федеральную грузовую компанию («дочка» РЖД), «Первую грузовую компанию» Владимира Лисина и «Модум-Транс» (25% принадлежит Андрею Бокареву, 75% — компании «Инвест-Логистика», чей конечный владелец не раскрывается).