29.07.2016
28 июля 2016 г. Судья Лондонского коммерческого суда Джастис Мейлз  вынес решение, которым отклонил ходатайство Ильи Юрова, одного из бывших владельцев Национального банка «ТРАСТ», об отмене ордера о заморозке активов, который был вынесен в отношении него и других акционеров «ТРАСТА» (Николая Фетисова и Сергея Беляева) в феврале 2016 года. Судья назвал действия г-на Юрова в рамках управления банком «ТРАСТ» организацией «мошеннической... пирамиды».

В феврале 2016 года «ТРАСТ» подал в английский суд иск к Юрову, Беляеву и Фетисову о возмещении ущерба в размере 830 миллионов долларов США, причиненного многолетними мошенническими действиями бывших руководителей банка «ТРАСТ», в том числе предоставлением фальшивых и заведомо невозвратных кредитов компаниям, которыми бывшие акционеры «ТРАСТА» сами же тайно и владели. Высокий суд Лондона вынес решение о заморозке их активов по всему миру.

В мае 2016 года Юров подал ходатайство об отмене ордера о заморозке активов, ссылаясь на то, что он в принципе не должен был быть выдан, поскольку с его стороны отсутствовал какой-либо риск растраты имущества.  Юров отрицает факт владения компаниями-заемщиками, настаивая на том, что они принадлежали банку «ТРАСТ»  и использовались для «управления балансом». Юров описал схему следующим образом: «… были большие опасения, что если все эти убытки будут отражены на балансе банка, его лицензия будет отозвана Центральным Банком России, а он сам, соответственно, объявлен банкротом… Поэтому было принято решение использовать развивающуюся оффшорную сеть банка и таким образом отсрочить отражение на балансе банка безнадежных долгов… Такие «круговые» сделки, единственной целью которых было отодвинуть тот момент, когда безнадежные долги «убьют» баланс, были широко распространены в России в то время…  Возможно, это не совсем соответствовало требованиям российского банковского законодательства, но широко практиковалось в России и рассматривалось как действенный способ выхода из практически безвыходной ситуации…».

Несмотря на то, что окончательное решение по существу дела вынесено не было, судья Джастис Мейлз заявил следующее: «…представляется очевидным тот факт, что описанные [г-ном Юровым] методы «управления балансом» имеют мошеннический характер. Это была обыкновенная пирамида под красивым названием. …Во всяком случае, акционеры хорошо нажились на том, что представляется недобросовестным управлением неплатежеспособным банком… И все это за счет розничных клиентов банка, а в конечном итоге, учитывая финансовую поддержку со стороны государства, за счет российских налогоплательщиков».

Судья упомянул оклад Юрова в 12,5 миллионов долларов США, портфель недвижимости группы Billa и прочие кредиты на общую сумму 70 миллионов долларов США, которые были выданы за счет средств банка «ТРАСТ» «…в тот период, когда, по признанию [г-на Юрова], акционеры производили свои манипуляции для сокрытия факта неплатежеспособности банка».

Судья отклонил ходатайство Юрова, заметив следующее: «В данном деле … представляется, что все доводы по существу говорят в пользу банка, ставшего жертвой масштабного мошенничества, в результате которого [г-н Юров] обогатился на десятки миллионов долларов, а, может быть, и больше. Поведение [г-на Юрова] даже по его собственным словам было бесчестным. Даже по его собственному признанию указанное поведение включало перемещение средств через цепочку оффшорных компаний с целью сокрытия от регулятора самих средств, их источников и личностей бенефициарных владельцев соответствующих компаний. Представляется, что [г-н Юров] лично получил значительные средства, но никак не заявил об этом в рамках раскрытия информации о принадлежащем ему имуществе. Также имеются неоспоримые доказательства того, что представляется попыткой растраты имущества. Более веские доводы в пользу ордера о заморозке активов сложно придумать».

Разбирательство по делу будет продолжено до вынесения решения по существу. Очередное значимое заседание состоится в ноябре 2016 года, когда Суд должен будет утвердить предварительное расписание слушаний на 2018 год.